К юбилею Бориса Андреевича Семёнова

semenov_boris_andreevich«Борис Семёнов: техника бега.»

Автор: Елена Григорьева

15 февраля этого года – значимая дата в жизни Бориса Андреевича Семёнова, заслуженного тренера РСФСР (1979), заслуженного работника физической культуры РСФСР (1991), обладателя медали «За трудовое отличие» (1980), Грамоты губернатора Свердловской области (2000), Грамоты Министерства по физической культуре, спорту и туризму Свердловской области (2005). С 1962 г. он работал в Свердловске-45 (Лесном) – сначала методистом производственной гимнастики завода «ЭХП» (1962–1964), потом – старшим тренером-преподавателем по лёгкой атлетике ДЮСШ СК «Факел» (1964–1993), заместителем председателя городского комитета по физкультуре и спорту – директором спортивного клуба «Факел» (1993–1994), тренером-преподавателем СДЮШОР «Факел» (с 1994 г.).

Б.А.Семёнов – тренер олимпийского чемпиона Андрея Прокофьева (Москва, 1980), также он подготовил: Александра Соколова (МС СССР, член сборной СССР по многоборью, победитель первенства СССР); Александра Каралина (МС СССР по полицейскому многоборью, 5-кратный чемпион мира по полицейскому многоборью (в команде), 2 место – лично, победитель первенства СССР по многоборью ГТО); Андрея Семёнова (МС СССР, член молодёжной сборной СССР, победитель первенства СССР по 10-борью, победитель матчевой встречи 1989 г. СССР – ГДР – Болгария); Дениса Камаева (МС России, призёр первенства России); Марину Бучельникову (МС России, победительница зимнего и летнего первенства России по прыжкам в длину (2010), бронзовый призёр юношеского первенства мира 2011 г., бронзовый призёр Европейского олимпийского фестиваля 2011 г.).

С давних пор жизнь представляется людям как забег на индивидуальную дистанцию, в которой есть свои точки старта и финиша, есть неизбежные препятствия, свои взлёты и падения и даже передача эстафеты. Есть и техника бега, которую каждый выбирает по себе…

Детские годы

Родился Борис Семёнов в Белоруссии – в посёлке Оболь (Сиротинского района Витебской области) в 1939 году. Отец работал заведующим гороно, мать – учительницей начальных классов в школе. Борису было 2 года, когда началась война. «Отца оставили в тылу для организации партизанского движения. А нас с матерью, чтобы хвостика не было, за что цеплять в случае чего, эвакуировали на Урал, в Башкирию, – вспоминает Борис Андреевич. – В войну отец был комиссаром партизанского отряда, о том времени он рассказывал нам мало и неохотно». После освобождения Белоруссии Борис с мамой вернулись домой. Ещё шла война. В памяти Бориса запечатлелась картинка: ведут колонну пленных немцев – и страшно, и любопытно… После войны отца назначают директором педучилища в Орше – и вся семья переезжает туда.

В период учёбы в средней школе № 1 Борис начал заниматься спортом: активно участвовал в соревнованиях по лыжным гонкам, лёгкой атлетике, в играх по волейболу и баскетболу – учителю физкультуры Ивану Григорьевичу, который к ребятам относился по-отечески, без назиданий, отказать было невозможно, глубокое, тёплое впечатление осталось о нём у Б.Семёнова.

В самостоятельную жизнь

В то время – послевоенное, тяжёлое, хулиганистое – Борис особым рвением к учёбе в школе не отличался. После окончания 7-го класса он поступил в Витебский физкультурный техникум. Был ещё один вариант – железнодорожный техникум, и профессия серьёзная, никуда ехать не надо, родителям он казался предпочтительнее. Но спортивному юноше была ближе физкультура. Отговаривать родители его не стали… Тем более – рядом, в 75 км от Орши. Общежития у техникума не было, пришлось снимать комнату в частной квартире, так в 15 лет началась самостоятельная жизнь. Никто не опекал Бориса в чужом городе, поэтому, как он сам говорит, «прошёл по краешку, могло и туда, и сюда качнуть». 1954 год – страна страдала от бандитизма. Вечером студенты возвращаясь домой не по тротуару, а посередине улицы, чтобы, если кто-то из подъезда выскочит, был запас времени – среагировать и убежать.

Много дал физкультурный техникум Борису Семёнову, кроме практической подготовки к занятиям, он получил бесценный опыт из общения со старшими товарищами. «На курсе нашем были только два пацана – я и Володя Лешко, остальные ребята – лет на 10–15 старше меня, поколения нашего Н.С.Кандаурова, которые прошли войну или конец войны захватили, – отмечает Борис Андреевич. – Это были люди, в которых уже чувствовался стержень, понявшие, что такое жизнь, что такое подчиняться, принимать решение. И вот в этой компании быть 15-летнему – это дорогого стоит».

На курс старше учился Фёдор Листопад, десятиборец, рекордсмен мира в 5-борье; Константин Кудров, который в то время был уже чемпионом Союза в ходьбе на 5 км и 10 км, – живая легенда. «Смотришь, что они делают – и видишь, как достаются рекорды, каким трудом, – вспоминает Борис Андреевич. – Костя Кудров, когда возвращался с тренировки, а ходоки ведь много ходят, специализированной обуви, как сейчас, не было, просёлочная дорога – это пыль, песок, у него ноги стёрты в кровь, он их в ванночку с марганцовкой ставит, примочки всякие делает. На следующий день – опять на тренировку».

Из своих спортивных достижений тех лет Борис Семёнов выделил 3 место на зимнем первенстве Белоруссии в толкании ядра и 3 место на первенстве Белоруссии по вольной борьбе.

Инструктор, учитель, воспитатель

В 1957 году техникум расформировывают и открывают в Минске институт физкультуры, туда переводят и многих преподавателей техникума. Выпускникам среднего учебного заведения дали свободный диплом. Борис Семёнов приехал домой, устроился инструктором физкультуры на мясокомбинат и одновременно преподавал физкультуру в ремесленном училище.

«Ремесленное училище и мясокомбинат набирали на обучение парней с деревень, – рассказывает о первых годах работы Борис Андреевич. – В той группе, от которой у меня остались наибольшие впечатления, были ребята-хулиганы, во-о-от с такими ножами. Обвальщики. Когда у них заканчивалась практика, они оставались бесконтрольными – и начинался их «поход» по окрестностям. Тогда было принято решение не оставлять этих людей без надзора, и преподаватели по очереди ночью дежурили в общежитии. Мне было 19 лет, мои подопечные – на 1-2 года младше меня. Возрастного авторитета никакого. Бывало, они лежат, просят: «Ну расскажите что-нибудь…» Я им рассказываю – и про спорт, и сказки, и всё, что где-то читал… Убаюкиваешь их, смотришь – уснули. Ну, слава Богу. А всё время была мысль: «Вот встанут они, пойдут – и что ты с ними сделаешь?»

Институт

В 1959 году Борис Семёнов поступил в Смоленский институт физкультуры. Выбор оказался спонтанным.

«Был у меня друг Гена Парих, хороший спортсмен, работал на льнокомбинате мастером по наладке станков, – с улыбкой вспоминает Борис Андреевич. – Лежим мы с ним как-то на пляже, и он говорит, что ему надоело здесь работать, надо в институт поступать. Ну а раз спортсмен – значит, в институт физкультуры. Я тоже про себя подумал, что надо «двигаться дальше». Но куда поступать? Выбор пал на Смоленск, от Орши до него около 2 часов езды – близко. И вот мы тут же, чуть ли не в мокрых плавках, собрали документы и отвезли их в институт. Поступили!»

Борис Андреевич считает, что ему везло в жизни на людей – и спортсменов, и преподавателей. Очень тепло Борис Андреевич отзывается о кураторе Сергее Михайловиче Виноградове, преподавателе по лёгкой атлетике, специалисте старой лесгафтской школы: «У него я на всю жизнь перенял практику «маленьких задач»: на каждом тренировочном занятии или в недельном цикле надо решить одну маленькую задачу: на скорость, силу, технику… Ты её решил – маленький шаг вперёд сделал, потом ещё один, ещё. И второе: всё время идти впереди всех. Если кто-то из нашего института уезжал в командировку на конференцию, ему давали с собой огромный магнитофон, и все лекции – новейшие, которых нигде в печати ещё нет, на него записывали… Это так помогало, столько лет прошло, а до сих пор с благодарностью этих людей вспоминаю».

В институте Борис Семёнов познакомился со своей будущей женой: Лидия, родом из Смоленска, училась на этом же курсе и считалась сильной волейболисткой. А обратил он внимание на неё еще на вступительных экзаменах, на плавании, когда она, грустная, сидела на берегу отдельно от всех: первая её попытка окончилась неудачно – плавать она почти не умела. Потом, во время совместных мероприятий в институте, они познакомились поближе.

Расписались Борис и Лидия перед госэкзаменами.

Распределение: Свердловск-45

«До сих пор не знаю, по какому принципу я был отобран, – вспоминает Борис Семёнов. – Шёл 1962 год. Меня пригласили в отдел кадров института: «Поступила заявка на крупное государственное предприятие». Где? Кем? Повторяют: «Крупное государственное предприятие». И всё, больше ничего».

Когда молодожёны сели в поезд на Нижнюю Туру, до Нижнего Тагила в окне вагона ещё проплывали какие-то деревни, посёлки, после Тагила пошла тайга – глушь. У Лидии закапали слёзы: куда они едут? Зачем? Не известно, где этот конечный пункт.

Лидию Семёнову сразу взяли тренером в детскую спортивную школу при ОЗК-25, а для Бориса Семёнова ставки лёгкой атлетики тогда не оказалось, и его определили инструктором по производственной гимнастике на комбинат.

«До меня в городе занятия по лёгкой атлетике уже проводила Июлия Ивановна Брылякова. Она окончила Ленинградский институт им. Лесгафта, работала преподавателем физкультуры в школе 63,–рассказывает Борис Семёнов. – У неё занимались взрослые люди, мои ровесники, работавшие в цехах: Костя Краснов, Толя Лузянин, Виктор Тюрин, Казаков, Суфьен Халиков, Тамара Силкина – вот этих людей мне и передала И.Брылякова. И что меня удивило? Результаты у них по тем временам были очень высокие. Константин Краснов 100 м регулярно бежал за 10,8 сек., Лузянин – 11,0. Тюрин, другие –11,2–11,4, при мне уже Тюрин прибавил – тоже 10,8, Юра Сафронов, Геннадий Ушаков – 10,8. У нас сейчас нет подобной команды спринтеров.

Как они могли в то время и в таких условиях показывать столь высокие результаты? А это таланты! У нас в институте был Саша Мацко, он входил в сборную Союза, так он 100 м бежал за 10,3. Но это был наш лидер, у остальных результаты – 10,9, 11,0, 11,1. Сюда приезжаю, «деревня» – а такие люди! Я до сих пор вспоминаю их с чувством глубокого уважения и ностальгии. Не было такого, чтобы приходилось кого-то заставлять, в те годы вообще с какой-то жадностью занимались спортом».

Лучшие из лучших

Первый набор детей у тренера Бориса Андреева – 1948-1950 г.р., сейчас они уже пенсионеры. Многие из них оставили заметный след и в его жизни, и в городской спорте: Андрей Прокофьев, Александр Соколов, Александр Каралин, Анатолий Журавлёв, Елизавета Проничева, Любовь Якорева…

«Андрей Прокофьев – олимпийский чемпион, Саша Соколов – победитель первенства Союза в 10-борье, Саша Каралин – победитель первенства Советского Союза по многоборью ГТО – все они из одной параллели школы № 72, – вспоминает Борис Андреевич. – Наиболее преданным лёгкой атлетике был Каралин, потом – Соколов.

Саше Каралину просто не повезло – я, как тренер, тогда был слишком молодой. Когда он стал победителем в своей возрастной группе в многоборье ГТО – метнул снаряд на 98 м, через всё футбольное поле, – тогда только я сообразил, что из него мог получиться замечательный метатель копья, спортсмен такого же класса, как Прокофьев.

Саша занимался у меня лёгкой атлетикой, потом ушел в ГТО. Я долго этому сопротивлялся, но по тем временам это было невозможно: ГТО стало как бы партийным видом, его начали везде пропагандировать».

Страница из прошлого

Есть в спортивной летописи Лесного страница, не заполненная, на мой взгляд, полностью, оставшаяся с большим белым куском. А посвящается она знакомому незнакомцу, человеку с трагической и легендарной судьбой – Андрею Прокофьеву.

Не могу удержаться и немного робко спрашиваю Бориса Андреевича:

– Андрей Прокофьев сказал однажды, что если бы Вы были с ним на Олимпиаде, то он бы лучше пробежал свои 110 м с барьерами. Почему Вас не было тогда рядом?

– Сейчас, оглядываясь назад, я немного себя виню, – после некоторого молчания отвечает Борис Андреевича. – Как получилось? Когда Андрей уже попал на Олимпиаду, в городе стали формировать туристическую делегацию для поездки, включили общественников с комбината, а мне руководством клуба было сказано: «Мы ещё посмотрим, кто поедет». Это был для меня такой жестокий удар.

Потом наступила неопределённость, в итоге я махнул рукой и уехал в Смоленск, к тёще…

– Вы были уверены в Андрее Прокофьеве, его успехе на Олимпиаде?

– Я был уверен, что он боец, что не дрогнет. Но что победит… Это же Олимпиада!

– Но Вы говорили, что его должны поставить на последний этап в эстафете, потому что после неудачи на 110 м с барьерами он будет очень зол на себя и постарается сделать невозможное.

– Конечно, я знал, что он жилы будет рвать, всё для победы сделает. Это был человек, который и на амбразуру пошёл бы. Он вообще не представлял, как он может кому-то проиграть. Но решения принимаю не я. И там, в Москве, поступили мудро, поставив его в эстафете на последний этап. Сначала, правда, собирались вместо него поставить на этап москвича, но команда настояла, чтобы бежал Андрей. Перед этим он неудачно выступил на 110 м с барьерами, хотя на Олимпиаду ехал как барьерист, но у него не получился бег, Андрей повалил все 10 барьеров и пришёл к финишу только четвёртым. Разумеется, он был раздосадован и очень настроен на борьбу.

И действительно, чтобы реализоваться, он выиграл в эстафете на своём 4-м этапе у поляка Воронина, олимпийского чемпиона на 100 м, притом что Воронину передали палочку первым, думали – всё, вопрос решён, но Андрей догнал и победил.

Как появляются спортсмены уровня Андрея Прокофьева?

– Конечно, нужно, чтобы было что-то от природы. Если тебе не дано – достигнешь какого-то выдающегося, может быть, результата, но – именно в силу своих способностей. Ещё нужна упёртость, настойчивость. Характер, может, даже важнее физических данных.

Что необходимо тренеру для достижения результата

Я считаю – не надо жадничать. Не быть жадным: я – и больше никого. Бывает, ты не можешь что-то спортсмену дать, а другой может – знает, куда выйти, куда нажать, кто-то может решить финансовые вопросы – есть выходы или какие-то завязки. В этом деле мелочей нету.

Когда Андрей Прокофьев вышел на высокий уровень, появилось немало желающих стать его тренером, но, если начинаются проблемы, спортсмен сам решает, кому доверять. Однажды в 1979 году, незадолго перед тем, как установить мировой рекорд на 60 м с барьерами в Вильнюсе, Андрюха звонит со сборов из Минска: «Приезжайте, у меня что-то не то». А скоро уже Олимпиада. Я показываю телеграмму председателю СК «Факел» Г.К.Семёнову: «Вот, парень просит». Меня отпустили. Когда я приехал в сборную – у руководителей большие глаза: «Ты что? Где ты будешь жить?»

Был ли я его действующим тренером на тот момент? Да, я оставался его тренером до последнего, и когда ему было тяжело, и когда Андрей уже стал знаменитым и все вопросы мог решать сам… Знаете, как, бывает, с детства складывается… У него рано умер отец, и, может быть это нескромно, скажу – похоже, что он меня видел ещё и в этом качестве. У нас с ним были очень близкие отношения, хорошие… Хотя я его «прорабатывал», может быть, больше других.

Еще больше сыну моему доставалось, как всегда получается – к близким и требования немножко другие.

Сели мы тогда с Андреем рядом, я ему говорю: «Работай так, чтобы эти дрязги тебе не мешали. Ты знаешь, что я тебе сделал или не сделал, я знаю. Поступай, как тебе надо: просит кто-то: «Напиши меня тренером» – пиши, пусть будет 5-м, 10-м, раз ему надо и он может помочь – пиши, история всё расставит на места». Так и получилось…

Чувство эйфории

– В первый раз я ощутил его, когда Андрей установил зимний мировой рекорд – на 60 м с барьерами. А был я тогда в Минске, Андрей – в Прибалтике, в Вильнюсе (шли соревнования на призы газеты «Правда»). Я сижу в гостинице, что-то пишу, идёт какой-то радиорепортаж, потом слышу: «Андрей Прокофьев – 7,54 секунды!» Я вскочил, вдруг раз – что-то такое непонятное, думал – умру… и пустота.

Второй раз – когда Андрей выиграл эстафету. Я находился тогда  в Смоленске. И опять – услышал о победе по радио. Говорят, что от счастья можно умереть, но это ощущение не счастья. Потом только приходит осознание – свершилось, ты так долго шёл к этому, ты долго работал, а сначала…

– Состояние спортивной базы в городе позволяет сегодня успешно заниматься лёгкой атлетикой?

– Я считаю, что условия для занятий есть. Из моего опыта: когда я приехал, стадиона ФСЦ «Факел» не было, была дорожка на стадионе «Строитель», занимались в лесу. База, конечно, решает, когда начинаются результаты высокого класса, а для начала, для развития это не так уж важно. При правильной методике спортсмен может вырасти.

– На Ваш взгляд, для города нашего уровня реально возведение легкоатлетического манежа с круговой дорожкой 150-200 м?

– Думаю, что реально, я даже вынашивал в своё время такую идею и её поддерживал тогда директор комбината «Электрохимприбор» А.Галин. Есть разные варианты, в том числе сооружение пристроя к уже стоящему зданию, где не требуется подводить коммуникации, а надо только поставить три стены, и затраты там были бы минимальные.

В качестве заключения

«Знаете, чем спорт хорош? – спрашивает под конец нашей встречи Борис Семёнов. – В нём есть все жизненные ситуации: преодоление себя – раз, поставить цель и добиться её – два, ужиться в коллективе – три, не сломаться при первой неудаче – четыре, это всё, с чем в жизни потом придётся столкнуться не раз. Не зря же говорят, что спорт – это модель жизни. Только спрессованная, буквально в 5–10 лет».

Уже «вернувшись» из минувших дней в наше время и как бы подводя итог прожитым годам, Борис Андреевич говорит: «Всё вроде бы у меня хорошо сложилось – и в семье, и в спорте, вот если бы ещё барьеров было поменьше… Да, конечно, в жизни без них не бывает, но есть барьеры естественные и есть искусственно созданные, а они порой очень мешают. Думаешь: «Если б не они, ты бы ещё вот это мог сделать, ещё то, но – не смог, не успел…»

Два с половиной года назад Б.А.Семёнов вышел на заслуженный отдых, но он по-прежнему работает в судейских бригадах, его опыт востребован в Координационном совете по спорту при главе городской администрации. В Лесном в семье Семёновых выросли сын Андрей, мастер спорта по лёгкой атлетике, успевший попробовать себя в роли тренера, учитель физкультуры в лицее; дочь Ирина, в детстве также дружившая с «королевой спорта»; двое внуков, Денис – легкоатлет; а совсем недавно у Семёновых появился правнук.

 О Борисе Андреевиче – его воспитанники

«С ним я пойду в разведку…»

Сергей Рязанов в СДЮСШОР «Факел» работает тренером-преподавателем по лёгкой атлетике с 1989 года, Б.А.Семёнова он считает своим тренером и наставником.

«В лёгкую атлетику я пришел поздно – в юности, по совету и примеру друзей, – рассказывает Сергей Николаевич. – Тренировки у Бориса Андреевича всегда отличались жёсткостью, лентяев и разгильдяев у него не было – нет, он их не выгонял, они просто уходили сами. Те, кто оставался, это были ребята, до конца преданные лёгкой атлетике, Борису Андреевичу и своему виду спорта». Все его тренировки заставляли в себя верить. Если я выходил на старт какой-нибудь дистанции, то не просто «отбывал номер», а, зная, какой объём тренировок у меня за плечами, примерно представлял, как я пробегу, каким буду…

Когда я стал работать тренером, Борис Андреевич мне много помогал: после каждого занятия – «разбор полётов», где я был прав, где не прав, много давал методических советов, педагогические приёмы подсказывал. И до сих пор, когда у меня какие-то сомнения, я либо звоню ему, либо прихожу в гости. Как специалист это, конечно, высокий профессионал. Вне работы – интересный человек, очень хороший собеседник – с ним можно разговаривать на любую тему, весёлый, замечательно поёт – душа компании. Это Человек с большой буквы. С ним я пойду в разведку, не задумываясь».

«Ощущение перехода в большой спорт»

Дмитрий Подъефёров:

«У Бориса Семёнова я тренировался совсем немного. Что запомнилось – это ощущение «перехода в большой спорт». Тренировки Бориса Андреевича – это совершенно другой уровень, другие нагрузки, другие требования… Единственное, что останавливало от того, чтобы бросить всё (с непривычки), – это понимание, что Б.Семёнов уже сделал к тому времени, кого и как воспитал из спортсменов, которые были для нас – кто-то примером, а кто-то – просто идеалом… Непоколебимое уважение к Тренеру, восхищение им как Человеком возникло тогда и живёт где-то внутри до сих пор. Каждая встреча с ним – это очередное возвращение в детство, когда он – педагог, а ты – совсем ещё юный спортсмен…»

«Любовь к спорту – на всю жизнь»

Наталья Чужова:

«С Борисом Андреевичем Семёновым я впервые встретилась в 1982 году, когда пришла в секцию лёгкой атлетики. Он казался нам очень строгим, но когда мы через год перешли к нему в группу, то поняли, что это очень большой души человек. Конечно, Борис Андреевич требовал от нас дисциплины, всегда заставлял думать, прежде чем что-то делать. Он приучал нас к самостоятельности, ему я благодарна за то, что научилась преодолевать трудности, быть настойчивой и терпеливой.

Борис Андреевич – весёлый и жизнерадостный человек, он с оптимизмом смотрит на жизнь. Ему всегда было интересно, «что там, за горизонтом», он очень много знает, всегда искренний и порядочный. Нам нравилось с ним общаться в походах и поездках, а с тренировок просто не хотелось уходить. Ему даже приходилось выгонять нас домой «щи хлебать, букварь читать».

Мы, воспитанники Бориса Андреевича, поздравляем нашего любимого тренера с юбилеем! Желаем ему здоровья и ещё долгих лет активной жизни, счастья и любви родных и близких. Спасибо ему за то, что он привил нам такую большую любовь к спорту – на всю жизнь!»

Автор: Елена Григорьева

Оригинал статьи с фотографиями на сайте-источнике: vestnik-lesnoy.ru/boris-semyonov-tehnika-bega

Видеорепортаж местной студии телевидения «Спектр-МАИ»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *